x

Авторизация

  • Главная
  • Новости
  • История одного минского диск-жокея: Дню диджея посвящается!

История одного минского диск-жокея: Дню диджея посвящается!

09.03.2017 1431

9 марта, сразу же после Международного женского дня, тусовка электронных музыкантов празднует День диджея. Наш шоу-рум, да и весь коллектив “Музыки” искренне поздравляет работников пульта и микшера с профессиональным праздником и желает ярких творческих порывов и благодарной публики!

Ну и чтобы напомнить всем, как и с чего начиналась белорусская клубная культура и электронная музыка, мы встретились с одним из столичных пионеров клубного движения - Юрием. Дискотеки в пионерлагере, клуб “Четыре апельсина” на Тракторном, легендарный в Минске Dj Саша Smash (не тот, который Moscow Never Sleep, а резидент минских клубов - Ксантия, Милорд, Реактор, Мэдисон, Блиндаж, Найт Стар, Пилот и т.д.) и многое-многое другое - в интервью с Dj Grey.

Справка MUZ.BY: Dj Юра Grey, 33 года, белорус, минчанин. Начинал карьеру в конце 1990-х годов, объехал с гастролями всю Беларусь, выступал в городах ближнего и дальнего зарубежья. До сих пор предпочитает винил цифре, работает с проигрывателем Numark, Technics и пультом Pioneer, Rane. Его личная коллекция виниловых пластинок насчитывает более 2000 экземпляров.

Как не сложилось с балалайкой и музыкальным образованием

Я всегда любил музыку, родился в музыкальной семье, можно сказать, с молоком матери передалась эта любовь. Папа больше любил танцевальную музыку, дискотечную, а мама слушала классический, софт рок - Pink Floyd, Beatles… Поэтому эти два направления всегда были рядом со мной: я слушал и рок, и диско, и даже года в 4 ходил с папой на дискотеку в профилактории. Возможно… возможно с этого все и началось: я когда увидел лампочки, услышал музыку дискотечную, увидел, как люди танцуют, как им хорошо и весело, я подумал, что мне это нравится, и на том еще детском уровне начал интересоваться музыкой. Слушал очень много музыки - и дома, и у отца в машине, и в наушниках постоянно. Со временем захотелось изучить все это более глубинно - историю музыки знать.

Образование у меня не профильное, не музыкальное, к сожалению. Правда, я учился в школе с музыкально-эстетическим уклоном, школа работала тогда первый год, новый район, очень много детей, в новую школу в один год пришло порядка 2000 человек!.. В общем, когда к моим родителям пришло понимание, что нужно отдать меня на какой-то инструмент, все уже было занято, оставалось только одно место по классу балалайки. Меня туда и отправили, особо не спрашивая. Но я туда недолго проходил, видимо, нам с балалайкой было не по пути (смеется). Мне всегда было более интересно на ударных научиться работать либо на бас-гитаре. Так что с классическим музыкальным образованием у меня не сложилось…

Пионерские дискотеки

Следующий виток любви к музыке случился в пионерском лагере. Каждый год на все летние каникулы меня отправляли в пионерские лагеря, если только это было возможно. И в одном пионерском лагере я познакомился с ведущим музыкальных вечеров, постоянно тусовался рядом с ним, привозил какие-то кассеты, надоедал ему, просил чтобы он поставил мои кассеты на дискотеке. И вот в один момент он меня попросил его немножко подменить, ему надо было куда-то отлучиться. А я уже в целом понимал, как выглядит процедура: тогда вся музыка игралась с кассет, понятно, что ни о каком сведении и речи не шло, хотя пульт был, по-моему, “Электроника-1001” двенадцатиканальный, хотя я, конечно, могу ошибаться. Моя функция заключалась в том, чтобы подготовить кассеты, отмотать их на нужный момент, выставить в ряд согласно плейлисту. И мне доверили именно саму процедуру замены кассет во время дискотеки. Мне на тот момент было 12 лет - это был мой первый опыт диджеинга.

Ну и дальше пошло-поехало: каждый год я помогал ведущему - колонки таскать, лампочки менять, готовить оборудование, чистить его, делать профилактику. В общем, был правой рукой диск-жокея в пионерском лагере. Ну и, конечно же, все это перетекло в школьные дискотеки. Тогда актуально было в конце каждой четверти собираться в классе, устраивать сладкий стол и дискотеку. Я таскал из дома магнитофон отцовский, “Ода-102”, две колонки по 25 Ватт, этого на класс хватало, как нам казалось тогда. Это была моя такая первая диджейская работа.

Старт карьеры и “Четыре апельсина”

Следующим этапом стала большая дискотека в школе. Ими тогда обычно занимался музрук, и все это проводилось на таком уровне, что перестало быть интересным даже старшим классам - девятым, десятым, одиннадцатым, которые уже знали, что такое нормальная дискотека. Мы с моим другом - одноклассником Антоном Мовчанским - решили взять дело в свои руки.

А в то время уже проводились вечерние дискотеки в кинотеатре “Победа”, на тот момент очень серьезные, там ребята работали на профессиональном оборудовании - на проигрывателях с питчбэндом. Сводились треки, в квадрат попадалось, и все уже было как-то представлено на более профессиональном уровне. Я постоянно туда ходил, надоедал диджеям, просил дать попробовать понажимать на кнопки, покрутить джог-дайл, попробовать свести какие-то треки. Но что-то там у нас не задалось, и я решил действовать в этом же направлении, но уже автономно, зайти через другое заведение.

Еще тогда был такой клуб “Четыре апельсина”, находился в ДК Тракторного завода. Шел, если я не ошибаюсь, 98 год, мы начали, опять-таки, ходить туда на вечерние дискотеки. Познакомились с нужными людьми, с руководителем этого заведения, и он предложил мне и моему другу попробовать себя в качестве диск-жокеев.

На фоне этого в 9 классе мы с другом Антоном решили взять оборудование в аренду и провести полноценную дискотеку в конце четверти для всей школы. Мы напечатали флаера, ходили их раздавали по классам, приглашали всех прямо во время уроков. Учителя, конечно, были очень недовольны, нас отовсюду выгоняли, тем не менее, был очень большой интерес к нашему мероприятию. Мы организовали тогда все на качественно новом уровне, арендный звук и свет притащили с тех самых “Четырех апельсинов”, профессиональные проигрыватели, пригласили специального гостя - девушку-диджея, ее звали Анастасия, никнейм у нее был Dj Alzo. На то время это была большая редкость, кроме Даши Пушкиной на тот момент, по-моему, больше девушек-диджеев и не было.

Собралось много людей, был немалый ажиотаж, мы тогда даже денег немножко заработали… Но та дискотека закончилась ровно через час, потому что в школе была драка (смеется). Пришла директор, включила свет и сказала в микрофон, что всем до свидания, вы не умеете себя вести и поэтому дальше дискотеки не будет. Тем не менее, мы тогда произвели фурор, к нам подходили люди, пожимали руки, просили, чтобы мы это дело как-нибудь повторили, если будет возможно… Мы же жили в спальном районе, в Уручье, мы были такие заМКАДыши, и для нас подобные мероприятия были в новинку.

Ну и потом я уже работал на постоянной основе на вечерней дискотеке “Четыре апельсина”. В 1999 году произошел, наверное, переломный момент в моей жизни и будущей карьере, я познакомился с нашим легендарным белорусским диск-жокеем Dj Smash. На сегодняшний день Александр мой очень хороший товарищ и друг. Он меня в свое время привел в мир совсем другой, профессиональной музыки. Я научился играть на виниловых пластинках, на профессиональном оборудовании. Практиковался я у Саши дома, у него была отличная коллекция виниловых пластинок.

“Музыкальные жадины” и минские клубы 2000-х

Ну и после знакомства с Сашей Smash у меня случился первый опыт работы на профессиональной дискотеке в клубе “Тоннель” на Пушкина. Тогда там были резидентами Dj Top, Dj Bergamo, Dj Smash и, по-моему, кто-то еще, но не буду врать, не помню. В клубе была хорошая коллекция пластинок и компакт-дисков, Топ и Бергамо заказывали из Москвы подписку, тогда же нельзя было зайти в интернет, нажать на кнопку и скачать все, что хотелось. Поэтому музыки сильно не хватало, все ее старались не давать, все были большими жадинами, потому что каждый хотел получить какую-то клубную песню, и чтобы она была только у него. Но все равно существовал какой-то процесс обмена музыкальными данными, хотя, конечно, не на таком уровне, как сейчас. Собственно, с клуба “Тоннель” у меня все началось и закрутилось.

Потом я получил приглашение от клуба “База”, было такое заведение на Петруся Бровки за РТИ. Туда я уже пришел как полноценный готовый диск-жокей, резидент. После “Базы” был клуб “NC” на Октябрьской, он находился в столовой Маргаринового завода, по-моему… (смеется)

И дальше уже началась такая жизнь интересная, я стал знакомиться с самыми разными людьми из этой сферы, у меня появился опыт работы на разных вечеринках - закрытых, открытых, afterparty. В принципе, в какой-то момент у меня в коллекции было уже достаточно клубов и гастролей по Беларуси и не только.

После того, как мы познакомились с Колей Моториным, у которого была своя промогруппа Discoteq, он меня подписал в свой реестр диск-жокеев, организовывал гастроли, первый гастроль у меня был в город Волгоград, потом в Астрахань, Ростов, Смоленск… После он отправил меня на фестиваль электронной музыки в Ригу (Латвия), я развивался, рос, набирался профессионального опыта, знаний, полезных знакомств. И в какой-то момент в Минске не осталось клубов, за редким исключением, в которых моя рука не касалась бы пульта. (смеется)

“Реактор” и “Блиндаж”: особые места в сердце диск-жокея

А в 2002 году в моей жизни случился клуб “Блиндаж”, который очень сильно повлиял на меня в творческом плане, я немного поменял свой музыкальный вкус в сторону андеграундной музыки. Участвовал в музыкальных фестивалях, которые тогда организовывались какими-то табачными, алкогольными компаниями. Или, например, в клубе “Реактор” проводился крутой фестиваль MaxMix, первый год я в финал не вышел, а во второй год участия я попал в финал и занял второе место, какой-то приз даже получил.

Отдельно надо сказать про клуб “Реактор”. В свое время это была едва ли не самая мощная площадка во всей Восточной Европе - России, Беларуси. Многие зарубежные диджеи, которые туда приезжали, отмечали, что это очень хороший по акустике клуб, очень крутой по своей атмосфере, к тому же, там стоял качественный звук, свет. Так что можно сказать, что ”Реактор”, как и “Блиндаж”, занимает в моем сердце особое место. (улыбается)

Хотя по звуку и акустике “Блиндаж” был определенно хуже “Реактора”, зато в “Блиндаже” всегда было много людей, даже в будние дни, мы работали практически без выходных. Меня туда привел Dj Mayday, впоследствии мой напарник, мы с ним познакомились в NC, играли вместе, дружили.

Интересный факт: клуб “Блиндаж” на тот момент имел самую мощную звуковую установку - 24 кВт звука! Никогда мастер больше 2-х на отсечке мы не поднимали, потому что падала посуда у барменов, всегда играли на самом минимуме, но это все равно было очень громко. Потенциал там был о-го-го! Но вот когда туда приезжал играть Dj List, он с первой пластинки делал мастер на 10, и все, там можно было просто сойти с ума от звука. Но List умел с ним работать, очень хорошо играл частотами, и все это дело реально звучало, он реально крутой ‘’шаман’’! (загадочно улыбается)
Кстати, Dj List и по сей день для меня своеобразный эталон в плане того, как человек может работать с публикой, выглядеть и как он при этом подбирает музыку, микширует ее… музыкальный вкус у него, на мой взгляд, исключительный.

Сейчас у нас функционируют одни dj-бары - клубов не осталось. Хотя, как правильно в своем интервью сказал Саша Нерв: “Все циклично, и вполне возможно, что вскоре вернется мода на клубы”. Так что я надеюсь, что шоу-рум магазина “Музыка” не останется без работы. (смеется)

Флаер в другую жизнь

На мой взгляд, расцвет клубной культуры в Минске пришелся на конец 90-х - начало 2000-х. Тогда все строилось не на каких-то технических возможностях и крутой аппаратуре, а на личном энтузиазме промоутеров, диджеев, и были люди, которые являлись поклонниками клубной музыки и приходили действительно послушать и потанцевать. Еще в этой клубной культуре были доступны вещи, которые носили запрещенный характер, и это делало вечеринки несколько особенными, в отличие от нынешних. Публика была более расслабленная, более раскованная, все были как будто на одной волне: и диск-жокеи, и персонал клубов, и те, кто танцует…

С другой стороны, мне просто на тот момент было 18-20 лет, и все воспринималось как-то совершенно по-другому. Вот мне сейчас 33, и я думаю, что если бы попал вновь в те же клубы и ту же атмосферу, видел бы все в ином свете… Вероятно, те ребята, которым сейчас по 18-20, которые сейчас продвигают какие-то свои идеи - для них все тоже по-особенному в их тусовках и вечеринках. И спустя какое-то время они будут отзываться о рейвах своей юности так же, как и я сейчас, это нормальный процесс.

А что касается тех вечеринок - это было не для всех, тогда не было такого афиширования, в эту тусовку можно было попасть только по приглашению и с людьми, которые, что называется, были “в теме”. Практически вся тусовка находилась в центре, все передавалось сарафанным радио, раздавались флаера, но информации в масс-медиа не было никакой, и таким образом отсекалась лишняя публика. Люди знали, куда и зачем они идут.

Но мне тогда на самом деле казалось, что я нахожусь в каком-то совершенно другом, особенном мире, мне в нем было хорошо, интересно и комфортно. Я сразу скажу, никаких запрещенных веществ я не употреблял! (смеется) Мне просто было всегда хорошо в той компании, от той музыки, от общения с прекрасным полом, коего вокруг было предостаточно… (улыбается) Я считаю, что нам в этом плане повезло, в смысле, белорусским ребятам, диск-жокеям... Потому что у нас в стране действительно самые красивые девушки, и это факт, в некотором роде даже научный. (смеется)


Читайте также:



Наверх

FreeCurrencyRates.com